О старом трюке евроинтеграторов «Тот, кто не с нами, тот за Кремль» и компетентности Антона Шеховцова

Д1Пишу на русском для более широкого охвата аудитории. Буквально вчера на профиле Антона Шеховцова, эксперта по правому экстремизму, невзначай всплыло мое фото с Александром Дугиным, сделанное в 2011 г. на международной традиционалистской конференции в Подмосковье, где, кстати, уже тогда, кроме своего доклада по консервативной революции, я представляла критическую по отношению к евразийству концепцию русского радикального мыслителя Азсакры Заратустры. Ни робкие комментарии моих знакомых о том, что «после Майдана все правые перессорились», ни прямая ссылка на мою заметку 2014 года об этой фотографии, начавшей гулять в сети по инициативе ненавистников Правого Сектора еще во времена Майдана, когда я была его пресс-секретарем по связям с международными правыми организациями, и содержащую не менее пикантное по меркам Шеховцова «стебное» фото со свастикой, ни ссылка на мое недавнее интервью для посвященного евразийству канадского журнала “Le Harfang,” в котором я деконструирую навязанную Дугиным западным правым антиукраинскую позицию и объясняю, что такое настоящая путинская РФ, не оказала должного эффекта. К слову, весь этот казус Шеховцов затеял именно из-за моей евроскептической, точнее, альтеръевропейской позиции, которую я осмелилась озвучить в стенах родной Могилянки вместе с другими коллегами в рамках презентации последнего тематического номера журнала «Суспільство».

Сразу же должна разочаровать г-на Шеховцова и его читателей: нет, я не являюсь и никогда не являлась симпатиком евразийства, более того, в англоязычном правом и околоправом дискурсе критика неоевразийства, за исключением редких негативных обзоров «Четвертой политической теории» Дугина, фактически полностью лежит на моих плечах и координируется в разных странах с моей подачи. Этот факт, пожалуй, сможет подтвердить даже коллега Антона Шеховцова Вячеслав Лихачев, эксперт по ксенофобским и экстремистским силам в Украине, который временами поддерживал своими комментариями антиевразийскую кампанию на моем относительно популярном среди западных правых Фейсбук-профиле. Не только коллеги Дугина и правые-кремлефилы, но и всевозможные англоязычные страницы «Новороссии» прекрасно знают мое имя и регулярно доказывают эффективность моей контрпропаганды привычными проклятиями в мой адрес.

Д4Далее, в свете сказанного совершенно несостоятелен тезис Шеховцова о том, что «цели» украинских правых и Кремля «совпадают». Говорю это не как человек правых взглядов и критик евроинтеграции, а как исследовательница и поклонница консервативной революции, в частности творчества Эрнста Юнгера, а также Black Metal и отчасти Neofolk сцены, которая оценила некоторые статьи Шеховцова о Юнгере и юнгерианских мотивах в композициях Neofolk-музыкантов, ввиду чего меня куда более поразил непрофессионализм и откровенная несостоятельность его демагогического выпада, претендующего на изобличение моей якобы продугинской и прокремлевской позиции задним числом и невзирая на мою личность и характер нынешней работы, чем сам выпад – если хотя бы один день проходит без информатаки с совершенно разных политических сторон, мне порой кажется, что он был прожит зря. Не думаю, что информация обо мне и моей деятельности настолько засекречена, чтобы Шеховцов не мог найти материалы, однозначно подтверждающие мою антикремлевскую и антидугинскую установку и ежедневную активность.

Конечно, я не переоцениваю философско-политические, политологические и социологические познания Шеховцова как аналитика и эксперта, а не специалиста в одной из этих областей, однако разбираться в оттенках «антилиберализма» по долгу службы он все-таки обязан. Фактически мы сталкиваемся с зеркальным повторением хода Александра Дугина в отношении украинских националистов «Все, кто не с Россией, те за США», а если мы это отрицаем, то мы все равно «полезные идиоты» и «марионетки» Запада, ибо наши с ним «цели» «совпадают», который он сделал сразу же после радикализации событий на Майдане, заблокировав меня, как только я начала оспаривать эту на данный момент устоявшуюся среди западных правых кругов точку зрения у него на профиле. И апеллировала я тогда именно к третьей позиции, занимаемой украинскими правыми, которая в геополитическом плане звучит «Ни ЕС, ни РФ» и – достаточно пролистать мой профиль – не изменилась с того времени. Также не секрет, что позитивным выражением этого третьего геополитического пути я считаю балто-черноморскую интеграцию со странами, которые столетиями сталкивались с совершенно аналогичными вызовами, разрываясь между восточной агрессией и западной политической ассимиляцией, и многие из которых доказали свою солидарность с Украиной не словом, а делом – в отличие от Евросоюза.

Сложно отрицать тот факт, что количество евроскептиков в Украине со времен Майдана возросло, а набивший всем оскомину в соцсетях ярлык «агент Кремля», навешиваемый на всех, кто критикует Евросоюз, США или нынешнюю политическую власть в Украине, не понимая, в чем заключается эффективность их противостояния агрессии Кремля, будь то военной или информационной, вызывает лишь улыбку. То есть Шеховцов не видит фундаментальную разницу между критикой Запада или власти с украиноцентричных позиций и их же критикой – с антиукраинских, направленных на разрушение государства Украина и устранение такого «исторического недоразумения», как украинская нация. Первая – полезна и необходима, вторая – вредоносна и подсудима. Напомню, настоящий эксперт должен быть идеологически нейтрален, в данном случае – давать объективную оценку информационной деятельности украинских националистов, направленной на разрушение кремлевского агитпропа в своей среде, а не высказывать пророчества о том, что, как бы ни старались украинские правые, они волей-неволей «работают на Кремль». С таким же успехом я могу обращаться в правозащитные органы на том основании, что Шеховцов занимается подрывной антиукраинской деятельностью по наущению Кремля у себя на профиле, обзывая героический полк «Азов» «неонацистской»Шех. частной армией Арсена Авакова, «удерживаемой» им в целях защиты своего капитала. Где-то мы это уже слышали, припоминая о «частных фашистских батальонах» Игоря Коломойского… Совпадение? Не думаю.

Да, относительно недавно Аваков сделал заявление о том, что в добровольческих формированиях служат люди, не всегда могущие найти свое место в регулярной армии из-за нестандартности своего образа мышления или взглядов, однако это «чистый идиотизм» – требовать их отстранения, ибо сегодня целостность Украины должны защищать все, кто на это способен. Возможно, он имел в виду именно «праворадикалов». Не это ли настоящая причина негодования Шеховцова, ослепленного собственными идеологическими пристрастиями и несвоевременными требованиями правового позитивизма и формализма?

Ведь сегодня для всех очевидно, что общество уже не делится на украинцев и «правых экстремистов» – со времен Майдана все свыклись с тем, что история продолжается, что идеологии и националистический фактор продолжают определять исторические процессы, как в Украине, так и России, причем нередко по механизму рикошета, а потому, условно говоря, есть «свои» и «чужие» правые, «хорошие» и «плохие», «антикремлевские» и «прокремлевские», более или менее цивилизованные, и, думаю, все согласятся с тем, что украинские правые даже в формате субкультурных «НС» куда адекватнее «рашистов». Бесспорен факт признания заслуг ультрас и футбольных хулиганов во время противостояния с сепаратистами в Харькове и Одессе, и, как бы кому-то ни хотелось избавиться от них после того, как они «сделали свое дело», настоящие демократы должны мириться с присутствием украинских граждан таких взглядов и быть им благодарными. И это именно тот момент, где я исполняю обязанности эксперта по правому экстремизму Шеховцова, умышленно сглаживающего эти культурно-идейные различия и социологический факт их распознавания в нашем обществе из-за собственной идеологической ангажированности.

Каждый раз, когда я публикую свидетельства поддержки европейскими правыми Украины, даже наиболее далекие от правого движения украинцы искренне радуются этому и благодарят эти организации, болеют за возрастание их влияния в Европе в противовес пророссийским евроскептикам, желают провала прокремлевской правой конференции в Питере и т.д., а не кричат о том, что все правые заодно по своим ценностям и так или иначе способствуют Путину. Более того, я направляю аналитические материалы, основанные на моем богатом общении с проукраинскими правыми со времен Майдана, руководству соответствующих организаций и со спокойной совестью могла бы направить их в МВД как список союзников Украины и помощников в борьбе с прокремлевскими правыми, а не «врагов либерализма» и уж тем более «симпатиков ДЛНР», особенно учитывая то, что многие из них фактически пострадали из-за своей антикремлевской позиции: потеряли работу, возможность проживания в родной стране, право на въезд в Россию, друзей и связи и т.д.

Д5Далее, мое эпатажное фото со свастикой (см. http://uktk.org/agony-of-the-information-warfare-against-the-right-sector/) является совершенно сознательным карикатурным ходом в информационной войне против украинских националистов, начавшейся задолго до Майдана, то есть насмешкой над обвинениями оппонентов, однако именно сейчас оно обрело новый смысл и, помещенное рядом с декларативно «антифашистским» Дугиным, конечно, дискредитирует скорее его, а не меня. Достаточно вспомнить давний призыв известного блоггера и солдата батальона «Донбасс» Дмитрия Резниченко к украинцам с просьбой массово фотографироваться со свастикой и прочей нацистской атрибутикой в целях сведения привычных обвинений «ватников» к абсурду, и я искренне сожалею, что немного украинцев решились на этот шаг, остановившись на дефензивной позе вместо юмористической. Заигрываний не только с нацисткой, но и «сатанофашистской» эстетикой на моих фото предостаточно – я упоминала о своем увлечении Black Metal, и именно в этом контексте стоит воспринимать эти и другие концептуальные фото, связанные с той или иной радикальной субкультурой, вызывающей мой исследовательский и эстетический интерес. В западном мире регулярно ловят разных деятелей на том, что они отпустили антисемитскую шутку или вскинули руку в «римском приветствии» – однако никто не осуждает их на основании одного фотофакта, все интересуются оригинальной авторской интенцией, и если автор отрицает то, что занимался пропагандой запрещенной идеологии и объясняет, что имел в виду, на этом дальнейшие расспросы и заканчиваются, если это не шутник-«рецидивист» Дьедонне. Я никогда не скрывала того, что отношу себя к последователям консервативной революции как метаполитического феномена, и, несмотря на то, что в кругу моих знакомых встречаются люди, относимые экспертами вроде Шеховцова к когорте «неонаци», если я и пропагандирую правую идеологию, то версии консервативных революционеров вроде блестящего правого интеллектуала, воина, писателя, денди и т.д. Эрнста Юнгера как моего культурного идеала. И мне не раз приходилось отстаивать честь третьего пути в статьях и спорах с западными правыми, считающими эталоном правизны исключительно гитлеризм.

Более того, я убеждена, что настоящей пятой колонной Кремля являются не украинские националисты или ультрас, атакующие «марши равенства», и я говорила об этом на презентации журнала «Суспільство» о евроинтеграции, а именно агенты «культурного марксизма» в Украине, делающие вид, что только националисты не готовы воспринимать культурную политику ЕС. Культурная специфика восточноевропейского пространства заключается в том, что большинство населения толерантно к нетрадиционной сексуальной ориентации, однако предпочитает, чтобы эта проблематика не становилась предметом общественной дискуссии и пропаганды. Фактически это признал мэр Киева Виталий Кличко, указав организаторам «марша равенства» на то, что в украинском обществе нет демократического консенсуса по этому вопросу, а потому организаторам акции стоит воздержаться от его дальнейшей поляризации. Генштаб Украины пообещал участникам «марша равенства», что они могут получить повестки в армию прямо во время его проведения, тем самым тонко намекнув на общественные приоритеты государства в состоянии войны.

Считать «фашистскими» или «кремлевскими» проекты построения альтернативных ЕС блоков исходя из озвученной специфики восточноевропейского пространства – антиинтеллектуально и тенденциозно, особенно с учетом того факта, что Балто-Черноморский Союз – это европейский геополитический проект, который разрабатывался украинским геополитиком Юрием Липой и в значительной степени пересекается с евроатлантической интеграцией, однако ставит своей целью региональное лидерство Украины. «Леволибералы», преподносящие украинских правых и общество в целом «фашистами», «дикарями» и реакционерами однозначно играют на руку Путину, создавая своими провокациями негативный имидж Украины за рубежом и полностью вписываясь в «федеративные», «правозащитные», «космополитические» и «антифашистские» пропагандивные стратегии Кремля. Так что это еще вопрос, чьи взгляды сознательно или негласно работают на «русский мир».

Кроме того, если бы Шеховцов удосужился полистать журнал (снова к вопросу о компетентности!), который он записал в разряд проевразийского, то он бы обнаружил, что оба моих материала – это интервью с западными симпатиками Украины, фокус которых состоит в вопросе об их оценках евразийства Дугина и причине их отказа верить его интерпретациям, в отличие от подавляющего большинства своих коллег. В данный момент я работаю над статьей для англоязычного антиевразийского сборника вместе с другими авторами нашего якобы проевразийского «Суспільства». Посмотрим, хватит ли у Антона Шеховцова честности признать факт своей клеветы и всей несуразности обвинений в «дугинизме».

Предыстория моей концептуальной войны с евразийцами. Как исследовательница консервативной революции, я, подобно большинству фанатов этой темы на постсоветских пространствах, во многом начинала углубление в нее с книг и подачи Дугина, нередко увлекаясь его экстатической манерой писания, передачами вроде Finis Mundi, наводками на прежде неизвестных теоретиков и свежими концепциями вроде археомодерна. Однако по мере ознакомления с оригинальными работами теоретиков консервативной революции я все больше отделяла дугинизм и неоевразийство от настоящего третьего пути, пока не осознала, что Дугин занимается узурпацией правого дискурса и его незаметной подменой национал-большевистскими, неосоветскими, пропутинскими мифами. Еще во времена общения с евразийцами накануне приезда нашего Украинского Традиционалистского Клуба на тематическую конференцию в Россию и сразу после этого я объясняла, на каких условиях евразийская модель для Украины может быть приемлема, а на каких – нет, все эти материалы есть на моем профиле в открытом доступе. Теплый прием украинской и белорусской делегации на конференции, казалось, показал, что оскверненная национальная символика на Говерле активистами ЕСМ – в прошлом и действительно не имеет никакого отношения к этим интеллектуалам.

_MG_5068Я с интересом смотрела передачу Дугина, посвященную Мартину Хайдеггеру, и охотно приняла в подарок копию его последней на тот момент книги «В поисках Темного Логоса», посвященную, среди прочего, новой метафизике Хайдеггера и его малоизученному среднему периоду. Однако с началом Майдана иллюзия проукраинской позиции евразийцев исчезла, а общение с правыми вроде бывшего советника Марин Ле Пен Лорана Озона, также давшего лекцию в Могилянке по экологии по инициативе моего коллеги, стало очередной мертвой страницей контактов нашего Клуба. Дальнейшая деволюция Дугина – «Путин введи войска» и «Правый Сектор возглавляют телемиты» – всем известна. Стоит заметить, что Джон Морган, редактор «Арктоса», который публикует книги Дугина, – это, пожалуй, единственный проукраинский член редколлегии, и я до последнего надеялась, что нам удастся опубликовать свою интерпретацию событий в Украине от имени этого издательского дома. Однако уже тот факт, что подконтрольные страницы распространили мое последнее интервью для канадского журнала на тему евразийства, говорит о том, что минимальную поддержку Украине он предоставляет.

Вся эта история отражена на страницах моей фактически заново переписанной диссертации по Эрнсту Юнгеру, поскольку, полностью осознавая свою ответственность за популяризацию интеллектуального наследия Дугина путем преподнесения его идей в нейтральном или умеренно критическом ключе (конечно, я подготовила раздел о современных правых и консервативных революционерах, в том числе о нем), я предпочла написать новые разделы по результатам Майдана, а также изложить биографию и национал-большевистское понимание консервативной революции Дугиным в ретроспективе нынешней войны с Россией, во многом лежащей на его совести.

Некоторые из моих текстов и интервью, отражающие борьбу с пропагандистской машиной Кремля. А чем могут похвастать господа евроинтеграторы на этой стезе?

http://uktk.org/azov-reconquista-interview-with-oleg-odnorozhenko-text-photo-video/

http://alternative-right.blogspot.com/2015/05/real-russia-vs-kremlin-state-interview.html

http://uktk.org/right-sector-interview-for-croatian-creativity-movement/

http://uktk.org/right-sector-interview-for-traditional-right/

http://www.blauenarzisse.de/index.php/gesichtet/item/4553-der-buergerkrieg-des-rechten-sektors

http://uktk.org/agony-of-the-information-warfare-against-the-right-sector/

http://uktk.org/agony-of-information-campaign-against-right-sector/

Критика евразийской геополитики

http://un3position.blogspot.com/2014/03/olena-semenyaka-horizons-of-ukrainian.html

P.S. Поступившая информация о том, что Шеховцов в прошлом сам был не только евразийцем, но и возглавлял отделение ЕСМ (Евразийского союза молодежи) под руководством Дугина в Севастополе, выставляет все это недоразумение в довольно неожиданном свете. Кто-то сказал, что “бывших евразийцев не бывает”?.. Пожалуй, в этом случае я соглашусь с таким мнением.

Leave a Reply