Традиционализм. Традиции Востока. Академическая наука

3826 февраля 2013 года в Институте философии им. Г. С. Сковороды состоялось ХХІІ заседание Украинского Традиционалистического Клуба, ознаменовавшее новую веху в истории его развития как первое совместное мероприятие с академической организацией, а именно Семинаром исследователей восточных философий, который, соответственно, провел свою LXIV встречу при поддержке Ассоциации исследователей эзотеризма и мистицизма (АИЭМ). Толчком к сотрудничеству стал проявленный с обеих сторон живой интерес к авторам традиционалистского направления, известных своим ориентализмом, прежде всего в форме глубокого уважения к восточной метафизике и эзотерике и конкретных религиозных учений и традиций Востока.

Фото1904

Однако тема заседания – «Традиционализм. Традиции Востока. Академическая наука» – содержала и элемент саморефлексии, призванный отражать состояние разработки темы в нынешних академических учреждениях. Несмотря на то, что все члены УТК так или иначе связаны с последними (как выпускники, аспиранты, преподаватели) и имели возможность убедиться в неудовлетворительности современных традиционалистических студий на собственном опыте, в данном случае они выступали как представители метаполитической организации, получившие подтверждение неслучайности замалчивания интегрального традиционализма из уст академических и независимых исследователей темы. Таким образом, это мероприятие было одновременно способом озвучить задачу и сделать первые шаги на пути к ее решению.

51

Именно оценкой степени популярности и глубины исследования традиционалистской проблематики украинскими учеными открыл заседание координатор Семинара исследователей восточных философий Юрий Завгородний, сомодератором которого со стороны УТК был Андрей Волошин.

Фото1902

Проанализировав сборник материалов круглого стола «Традиция и традиционализм», посвященный 125-летию со дня рождения Рене Генона и организованный, в частности, кафедрой философии Донецкого национального технического университета в ноябре 2011 года, Юрий Завгородний пришел к выводу о том, что большинство исследователей опирается на исключительно русские переводы трудов классиков традиционализма (осенью 2012 года там же был проведен круглый стол «Феноменология религии и традиционализм Мирчи Элиаде», в обоих мероприятиях активно участвовали представители УТК).

39

Вступительное слово продолжил глава УТК Андрей Волошин, отметив в ответ на тезис господина Юрия, что деятели Клуба как раз в значительной степени ориентируются на иностранные издания трудов традиционалистских авторов, как в английском переводе, так и в оригинале (прежде всего речь идет о французских и немецких текстах, хотя иногда приходится переводить и с других языков, уровень владения которыми заметно ниже: например, с итальянского или румынского). Этот полилингвизм связан не только с дефицитом русскоязычных, не говоря об украиноязычных, переводов, но и с широким международным сотрудничеством УТК с родственными течениями и организациями, представители которых неоднократно бывали в Украине и выступали на заседаниях в Клубе. Андрей Волошин привел пример издательского дома «Арктос» (Arktos), английскими переводами которого пользуются исследователи традиционализма со всего мира. Кроме того, он обратил внимание на культовую книгу Марка Седжвика «Против современного мира. Традиционализм и тайная история двадцатого века» (2004), содержащую авторскую версию развития традиционалистского движения от его зарождения до наших дней в идейно-исторической перспективе.

Фото1907

Далее Андрей Волошин открыл «лекционную» часть заседания, состоящую из выступлений шести докладчиков. Первым слово было предоставлено Святославу Вышинскому с докладом на тему «Окцидентальний путь западной метафизики», в котором были рассмотрены метафизические предпосылки традиционализма и модерна и, соответственно, Востока и Запада. Обозначив путь западной метафизики как «окцидентальний», т.е. деконструктивний, нигилистический, разрушительный, как в теоретической плоскости, так и повседневной жизни западного человека, он противопоставил его традиционному мировосприятию, направленному на познание полноты бытия, что также проявилось на ранних этапах развития западноевропейской философии как «любви к мудрости».

14

Однако уже в Новое время западная метафизика вернулась к идеалу Гнозиса, основанного на субьектоцентричной модели человека как Ничто, ищущего радикально Иное и волюнтарно преобразующего мир в своем поиске трансцендентных смыслов, что не может не вступать в противоречие с традиционной моделью человека как совершенно имманентного бытию.

53

Следующим был заслушан доклад Елены Семеняки ««Восток и Запад» в консервативно-революционной перспективе: метафизическое и геополитическое измерение». Начав с изложения основных сведений о консервативной революции, которую ей посчастливилось исследовать в академическом контексте, она раскрыла связь метаполитических целей этого движения с основными установками интегрального традиционализма: как глобальное восстание против современного мира, который достиг апофеоза в эпоху Просвещения и основания которого были заложены вместе с ренессансным антропоцентризм, консервативная революция полностью реанимирует надындивидуальные ценности традиционного мира.

55

Впрочем, активно инкорпорируя элементы модернизма в свою теорию и практику, она не случайно заслужила звание именно Третьего Пути, в том числе между Западом и Востоком. Единственным консервативно-революционным автором, системно изучившим взаимосвязь Запада и Востока именно в метафизической плоскости, был Юлиус Эвола, раскритиковавший осуществленное Эрнстом Юнгером в труде «Гордиев узел» противопоставление в пользу первого как следствие чисто культурно-исторического и геополитического анализа, не способного проследить единство высших принципов западного и восточного традиционализма, сформулировавшего эти принципы наиболее отчетливо и бескомпромиссно. В завершение Елена Семеняка отметила, что, как разборчивый ученик Рене Генона, Юлиус Эвола вместе с тем отвергал его радикальный антимодернизм, отстаивая метафизическую ценность научного познания и свободного утверждение человеческого Я и защищая дуалистическую метафизику как в перспективе инициатического становления (властвование и индивидуация), так и в аспекте консервативно-революционного восстания против современного мира («Рене Генон плюс танковые дивизии»).

56

Логическим продолжением стал доклад Эдуарда Юрченко «Интегральный традиционализм между восточными влияниями и аутентичным сакральным Европы», в котором он подробно остановился на различиях между эволианской и геноновской версиями традиционализма. Как известно, ориентализм Рене Генона закончился принятием ислама в одном из суфийских орденов, тогда как Юлиус Эвола всегда пытался реанимировать именно автохтонно европейскую традиционность, прежде всего «римского типа».

15

В этом контексте Эдуард Юрченко отметил необходимость переосмысления, на его взгляд, чрезмерно полемически заостренной критики христианства, предпринятой Юлиусом Эволой как убежденным приверженцем языческого единства мирской и сакральной власти в лице короля-воина.

57

Четвертым выступил Андрей Волошин с оригинальной и малоизученной темой доклада «Китайское влияние на творчество Эзры Паунда». Предположив, что интерес к Китаю известного американского поэта, который также прославился своими «фашистскими» симпатиями, у многих вызовет удивление, он заверил в том, что культурный обмен Эзры Паунда с Китаем, в свое время сопоставимый им с «новой Грецией» для Европы, еще займет надлежащее место в паундовских студиях, так как в противном случае знание творчества этого автора будет неполным.

17

Интересно, что Эзра Паунд горячо увлекался именно конфуцианством, и только с 50-х годов открыл для себя даосизм и буддизм, тогда как первый из двух китайцев, историю дружбы которых с писателем на базе их корреспонденции раскрыл Андрей Волошин, был Фар-сан Сунг, наоборот стремившийся преодолеть конфуцианство и ввести в Китае американскую экономическую модель, в этом смысле выступая убежденным вестерналистом. Политическая идентичность второго китайца, Дэвида Венга, с которым Эзра Паунд также обсуждал прежде всего литературные вопросы, не менее неожиданна: сторонник праворадикальных взглядов, который предлагал объединить Европу под властью Германии или Италии, со временем он сильно смягчил свои убеждения, возможно, чувствуя угрозу политических преследований, однако всегда пользовался поддержкой американского поэта, вплоть до своей загадочной смерти в 1977 году.

16

Следующим слово взял самый колоритный из всех присутствующих докладчик – буддийский монах ордена Ниппондзан Меходзи Сергей Филоненко с темой «Скифы. К истокам изначальной духовности в поисках новой идентификации и перспективы развития человеческой цивилизации», начавший свое выступление распеванием мантры. Тематически доклад выделялся из общего контекста, хотя поиск вдохновения и ценностных ориентиров в скифской архаике перекликается с присущим интегральным традиционалистам интересом к премодерным социальным формам.

21

Выдающихся скифских царей Сергей Филоненко фактически отождествил с бодхисаттвами, отметив, что в рамках этой кочевой культуры появились высокие идеалы благородства, самопожертвования, справедливого социального строя и гармоничного сосуществования с природой, чему и стоит поучиться современному украинскому обществу.

22

Чтение докладов завершилось выступлением Юрия Завгороднего на тему «Интерес к традиционализму в постсоветской Украине. Традиционализм и академическая наука: возможен диалог?», в котором он продолжил высказанные в начале заседания соображения. Еще раз отметив непопулярность традиционалистской проблематики в современных академических учреждениях, он выразил надежду на то, что начало этим семинаром инициатива в направлении целенаправленного изучения традиционализма исправит ситуацию к лучшему, хотя и предостерег против такого нежелательного сценария развития традиционалистского студий, как неизбежная профанация ввиду появления нового «модного» исследовательского направления в академических стенах.

58

Далее состоялось обсуждение заслушанных докладов в формате небольших реплик и вопросов со стороны аудитории. Звучали как общие размышления по поводу интегрального традиционализма, так и конкретные предложения и пожелания насчет возможных тем для дальнейшего изучения.

46

Ольга Козловская подчеркнула важность адекватного подхода к предмету традиционализма, который не поддается исследованию “извне” и отметила, что боги открываются нам в той мере, в которой мы открываемся ним.

24

Александр Маслак развил мысль о возможности нахождения точек пересечения между академической наукой и традиционалистическими студиями и роль творчества деятелей «Эраноса» в нахождении этих точек, и, соответственно, высказался в пользу включения таких авторов, как Гершом Шолем и Анри Корбен если не в школу интегрального традиционализма, то по крайней мере в состав этих студий.

29

Алексей Куренной отметил искусственность геополитической альтернативы между Восточной и Западной Украиной.

36

По его мнению, Украина должна укрепить свои связи со странами южного ареала (Грузией, Болгарией, Румынией).

35

Выступление Сергея Филоненко даже спровоцировало небольшой диспут из-за того, что некоторые слушатели не соглашались с тезисом о высоких духовных идеалах скифов ввиду кочевого характера их культуры, представители которой жили грабежом оседлых племен-земледельцев.

59

Также было предоставлено слово главному редактору белорусского альманаха «Сивер» Аляксею Дзерманту, который прибыл в Киев вместе с коллегами именно с целью презентации этого нового издания при поддержке украинских друзей и единомышленников из УТК.

61

Подробнее о концепции альманаха, основанного на центральной традиционалистской идее Сакрального Севера, можно ознакомиться по этой ссылке uktk.org/presentation-of-siver-itself/

30

В завершение координатор семинара Юрий Завгородний поблагодарил УТК и всех присутствующих за плодотворное сотрудничество, выразив уверенность в ее столь же продуктивном продолжении.

27

Андрей Волошин также отметил полный успех мероприятия, в частности учитывая высокую посещаемость и активность слушателей, присоединившись к пожеланиям дальнейшего сотрудничества и поблагодарив Юрия Завгороднего и Елену Семеняку за хорошую организацию.

63

После информационной части Елена Семеняка поделилась своими впечатлениями по поводу заседания, еще раз напомнив о взаимосвязи общественно-политического контекста и метафизических идей интегрального традиционализма, классики которого совершали вполне закономерный переход от мифопоэтических сказаний о Кали-юге к анализу кризисных тенденций современной эпохи во всех общественных сферах, что свидетельствует о конъюнктурных истоках замалчивания проблематики традиционализма в современных научных учреждениях.

Фото1948

Кроме того, она справедливо отметила, что авторы традиционалистского направления никогда не были чистыми «интеллектуалами» и «академиками», всегда выступая носителями именно метафизического и инициатического знания как последователи эзотерических и религиозных учений, равно как консервативные революционеры никогда не были «профессорами» и «кабинетными учеными», удачно сочетая свой литературный талант или научную деятельность с военными обязанностями и политическим активизмом. Призывом к интеграции абстрактно-научных или культурных интересов и реальной жизни под знаком Великого Норда и большой благодарностью Юрию Завгороднему и Семинару исследователей восточных философий от имени УТК и завершилось это насыщенное интеллектуальными событиями заседание.

Фото1950 Фото1951

После неформального общения за чаем с печеньем участники и гости семинара собрались для памятного фото на фоне классика украинской философии Григория Сковороды.

40 41

Leave a Reply